Леклер – самый живой топ-пилот «Формулы-1». Лайкает хейтеров и разносит себя за любые ошибки

В «Феррари» зажигается большая и искренняя звезда.

От сменщика Кими Райкконена в составе Скудерии ждали многого. Кого бы боссы из Маранелло ни подписали на место Айсмена, новичок в любом случае столкнулся бы с огромным давлением фанатов, прессы и и самой команды: ему пришлось бы сходу соответствовать темпу чемпиона мира и подстегивать Себастьяна Феттеля. Когда «Феррари» официально объявила о назначении на должность второго пилота молодого чемпиона «Ф-2» и GP3 Шарля Леклера, некоторые эксперты вроде Жака Вильнева прогнозировали провал: по мнению канадца, четырехкратный чемпион мира должен был сожрать парня живьем для подтверждения лидерских амбиций.

На деле все вышло иначе: монегаск с первой гонки оказался быстрым и вообще не растерялся за рулем красной машины. На втором Гран-при за Скудерию Шарль уже опередил Феттеля в борьбе за поул, обогнал на трассе после проигранного старта и непременно победил бы, если бы не отказ силовой установки. В третьем заезде чемпионата ситуация не изменилась: Леклер снова продемонстрировал как минимум сходный с Себастьяном темп и попал под огонь командной тактики, сорвав симпатии и сочувствие множества зрителей.

Но вообще Шарль расположил к себе совсем не печальной ролью внезапного вторикеллы, и не одной лишь потрясающей скоростью: у парня есть не только талант, яркая внешность и приятная скромность. Леклер — еще и самый живой пилот из-топ команд на современной стартовой решетке за последние пять лет.

Он никогда не винит других, когда виноват сам

Радиопереговоры «Феррари» в 2019-м стали совершенно новым источником уникальной информации об истинных способностях машины и причин каких-либо неудач.  Например, когда пилоты алой команды синхронно пролетели мимо поула в Китае и проиграли «Мерседесам» 0,3 секунды, Шарль вышел в радиоэфир сразу же после клетчатого флага и объявил, где проблема.

«***** [блин]! Я ошибался! Ну как так, Шарль? ****** [плохо]! ***** [очень плохо]! – негодовал по радио молодой монегаск. – Да твою же! ***** [плохо]! ***** [очень плохо]! Тупой! ***** [очень] тупо! Недостаточно хорошо для меня. Не говорю о машине, она хороша. Я должен был проехать лучше, вот и все».

Примерно то же самое случилось и на Гран-при Австралии — правда, Леклер в Мельбурне был сдержаннее.

«Я недоволен собой – не смог хорошо выступить в третьем сегменте, очень досадно, – сказал он после финиша. – На второй попытке я допустил ошибку и заблокировал колеса на торможении перед первым поворотом. У нас был шанс попасть в топ-3».

В случае аварий по собственной вине монегаск тоже никогда не отделывается безликим «простите, ребята» по радио – сразу после недавней аварии в азербайджанской квалификации он сходу сильно приложил себя.

A flood of emotions for Charles Leclerc after his Q2 exit#AzerbaijanGP 🇦🇿 #F1 pic.twitter.com/ysEnIbEpgY

— Formula 1 (@F1) 27 апреля 2019 г.

«Я тупой. Я тупой!» – подвел итог отобравшего у «Феррари» поул инцидента Шарль.

Кстати, сеансы откровений начались еще до повышения в топ-команду: в «Заубере» в 2018-м он постоянно брал вину на себя.

«Извините, ребята. Я столкнулся со стеной, виноват», – сказал он по радио после крэша в первой практике Гран-при Сингапура.

Разворот в квалификации на прошлогоднем Гран-при Бахрейна он тоже встретил словами «Какой я тупой! Как тупо! Простите».

Подобные сеансы честного самобичевания по радио происходили при абсолютно каждой ошибке — однажды гоночный инженер даже попросил Шарля отключиться, чтобы не слышать душеизлияний своего протеже. Тем не менее, после откровенного признания ошибок намного больший вес приобретают случаи обвинений в адрес соперников — если к радиопереговорам других негодующих пилотов часто относишься с иронией, то словам Леклера почему-то сразу веришь. Видимо, так и работает обаяние.

Новичок «Феррари» подчинил эмоции

«Когда я только начал гоняться, ментальность была моей главной слабостью, – рассказал Шарль в подкасте Beyond The Grid. – Я был очень эмоциональным, решил это исправить и приступил к работе с «Формулой Медицины». Позже я занимался этим и в Академии «Феррари». Если меня спросят сейчас о моей сильнейшей черте, я без сомнений назову ментальность.

Раньше я очень легко и очень сильно злился, если заканчивал вторым замечательную гонку. Именно из-за позиции – «второй» для меня всегда звучал как «первый из проигравших». Раньше я вообще практически никогда не был доволен своими выступлениями: для меня имел значение только результат, и без него я отказывался признавать, что хорошо поработал. Я сам слишком оказывал на себя чрезмерное давление и подвергал себя слишком грубой критике.

Нервничаю ли я теперь? Вообще нет. Я не считаю себя нервным человеком. Конечно, в автоспорте есть давление, на старте всегда захлестывает адреналин, но я не отношу это к проявлениями нервозности. Моя ментальность позволяет просто не замечать давления. Просто я никогда не принимаю во внимание ожидания людей.

Я стараюсь быть честным. Если я не преуспею, то «Феррари» должна меня уволить. Именно так я вижу ситуацию: если я достаточно хорош — то останусь, а в противном случае заслуживаю увольнения».

Достойные слова рассудительного молодого человека.

Но эмоции прорываются

Как бы Леклер ни хотел походить на Джеки Стюарта с его фирменным полным контролем над сознанием, у монегаска еще не всегда выходит полностью владеть собой в каждое мгновение за рулем болида. В моменты сильного напряжения Шарль все-таки дает слабину и раз за разом показывает человека.

«С двигателем творится что-то странное! *****! – не сдержался новичок Скудерии сразу после судьбоносной поломки в Бахрейне. – Что происходит?! О боже!».

Правда, минуту спустя на просьбу инженера успокоиться и довести машину до финиша Леклер ответил уже совершенно ровным голосом: «Да, я попробую. Я спокоен».

В предыдущий раз монегаска прорвало еще на прошлогоднем Гран-при Бразилии за рулем «Заубера» – парень выехал на второй сегмент квалификации и обнаружил, что асфальт недостаточно сух для полноценного быстрого круга.

«Идет дождь! Слишком сильно. *****!, – воскликнул Шарль.

Тем не менее, на предложение гоночного инженера свернуть попытку и отправиться в боксы он снова ответил однозначно.

«Не-не-не-не! Я хочу остаться на трассе. Проедем еще круг, я попробую!»

Две минуты спустя Леклер принимал заслуженные поздравления.

«Оу, вот это круг! – отреагировал гонщик. – Теперь я счастлив! Не думаю, что я когда-либо кричал сильнее, чем когда пересек финишную черту и увидел, что мы попали в третий сегмент».

Конечно, подобные взрывы происходят и с другими гонщиками, но из-за двух предыдущих пунктов эмоции Шарля кажутся более искренними и яркими.

Мило общается в соцсетях даже с хейтерами

На старте прошлого дебютного сезона новичок «Заубера» запомнился всем даже не скоростью, а сильной схожестью с Гарри Поттером. Журналисты задавали монегаску шуточные вопросы о съемках в фильмах, комментаторы подтрунивали над парнем и его магией в процессе гонок, а болельщики клепали мемы. В результате Шарль целую тематическую фотосессию и показал ее в сториз официального инстаграма.

«Готов к вечернему матчу по квиддичу».

В общем парня нередко замечали в общении с подписчиками и комментировании/лайках постов о себе. Но самое веселое началось после официального объявления о переходе Леклера в «Феррари» – многочисленные болельщики Райкконена предсказуемо не обрадовались отказу от услуг своего кумира и наполнили соцсети Шарля хейтерскими комментариями. Но монегаск лайкал и их.

«Леклер такое дерьмо».

Когда тренер Шарля Андреа Феррари залил в сеть танцы парня перед последним Гран-при Бахрайна, пользователи твиттера тоже активно бросились комментировать способности пилота Скудерии. Герой ролика не обиделся.

Thanks for all your positive comment about my amazing moves 😂😂
By the way, it was just 15 mins before getting in the car for the race 😂 https://t.co/PxCJ0XLvxD

— Charles Leclerc (@Charles_Leclerc) 5 апреля 2019 г.

«Спасибо за все позитивные отзывы о моих потрясающих движениях😂😂, – написал Леклер. – Кстати, это было всего за 15 минут до выезда из боксов на гонку😂».

Пережил смерти отца и лучшего друга

В жизнь Шарля произошли целых две знаменательные потери: в 2015-м от полученных в аварии на Гран-при Японии травм скончался его друг и крестный отец Жюль Бьянки. Монегаск тогда гонялся в «Формуле-3» и спустя две недели вышел на старт этапа в Австрии. Француз попал в «Ф-1» не просто так: его называли будущим чемпионом в составе «Феррари», так что Леклер, можно сказать, идет по его стопам.

«Чувствую ли я, что завершаю работу Жюля? Да, в какой-то степени, – рассказывал Шарль в Beyond The Gird. – По-моему, Жюль заслужил его больше, чем кто бы то ни было. Его переход в «Феррари» был всего лишь вопросом времени. Я попытаюсь добиться лучшего возможного результата, чтобы увековечить его память и всю безмерную помощь, которую он мне оказал. Каждый мой успех будет и его успехом.

Наши семьи всегда были очень близки и наши отцы до сих пор лучшие друзья. Когда я начал гоняться на серьезном уровне, Жюль занимался тем же самым уже давно и дал мне много советов. Причем не только о настройке картов или машин — больше насчет пилотирования. Помню, он приехал на мою первую международную гонку Зимнего кубка и посоветовал быть агрессивнее. Как только началась следующая сессия, я снес парня, ехавшего впереди меня, и тогда сказал: «Не настолько агрессивнее!».

Повлияла ли его авария на «Сузуке» на мой подход к гонкам? Нет. Инцидент с Жюлем случился за час или полтора до моей гонки в «Формуле-Рено», и отец мне ничего не сказал. Я узнал обо всем из социальных сетей, но не нашел роликов, а отец не желал об этом говорить. Новости шокировали меня, но я все равно сел в болид и поехал. В моем подходе ничего не изменилось. Потеря Жюля сделала меня сильнее».

В тот день Шарль занял седьмое место в последней гонке сезона и оформил титул лучшего новичка альпийской «Формулы-Рено 2.0». Но два года спустя, в 2017-м парня ждало испытание посерьезнее: прямо перед этапом «Формулы-2» в Баку умер его отец.

«Думаю, для каждого пилота дни, проведенные на картах с отцом, навсегда остаются лучшими воспоминаниями, – рассказал Леклер год спустя. – Тогда все кажется очень простым и все друг с другом дружат, но и конкурентный уровень уже довольно высок.

Отец давал мне советы вроде «тормози чуть позже, поворачивай чуть раньше», но, думаю, его наставления были более абстрактными. Он не вмешивался в мою работу с инженерами и предоставлял мне достаточно необходимой любому гонщику самостоятельности. Он всегда все анализировал, но приходил точно в правильное время после работы и только тогда что-то предлагал. Он никогда не влазил во время моего взаимодействия с командой и не закатывал скандалов, даже если я выступал не слишком хорошо.

Он очень помог мне за все время моей карьеры, и без него у меня бы ничего не вышло. Вечером после каждой гонки или тестов он всегда звонил мне и спрашивал: «Ну что, как все прошло?». Он поддерживал меня больше, чем кто-либо, и по этому невозможно не скучать. Также он был великолепной личностью — именно он сделал меня тем, кто я есть сейчас.

Я планировал отправиться навестить его перед гоночным уик-эндом «Формулы-2» в Баку во вторник, но он скончался в течение дня. Я отменил вылет и на следующий день взял выходной. Было трудно подготовиться к гонке. Я спрашивал себя: «Как я смогу выступить, если мой разум просто не мог думать о гонках?». В конце концов я спросил себя: «Что бы хотел отец, если бы все еще был жив?». И быстро осознал: он бы хотел, чтобы я выиграл. Помня об этом и о нем, я смог быстро сконцентрироваться на гонке, чтобы выжать лучший результат в его честь. И у меня получилось: я завоевал поул, победил в первом заезде, выиграл и второй, но из-за десятисекундного штрафа сдвинулся на второе место. И это было одно из лучших моих выступлений за весь год».

В топ-командах у него нет конкурентов

Больше всего живость Леклера удивляет на фоне его соперников по топ-6 общего зачета. В лидирующей команде мы видим максимально политкорректного и тихого (по крайней мере, до Гран-при Австралии) финна Валттери Боттаса, заработавшего прозвище «Роботтас», а также многократного чемпиона Льюиса Хэмилтона. Тот хоть и активен в соцсетях и постоянно выражает какие-то эмоции, но из-за его образа не покидает ощущение, будто мы видим не реального парня из Стивенейджа, пробившегося на вершину, а продуманную до мелочей маркетологами маску, идеально продающую фанатам энергетические напитки, собственную линию одежды и наушники.

Напарник Шарля Себастьян Феттель постоянно демонстрирует прекрасные человеческие качества в общении с соперниками и фанатами, но вообще не пользуется соцсетями и поражает всех своей скрытностью. В начале карьеры за «Ред Булл» он временами эмоционировал не меньше Леклера, но с возрастом стал холоднее и отстранился — теперь на выкрик в сердцах его сподвигает только совсем уж обидный проигрыш поула или лучшего круга.

Макс Ферстаппен из «Ред Булл» открыт миру так же, как и его старый соперник из картинга, но его самовлюбленный и нагловатый образ не особенно располагает к себе нейтральных болельщиков. Все признают огромный талант голландца, но по обаянию он вчистую проигрывает всем конкурентам.

По сути, Леклер оказался в уникальном положении: он безумно быстр, гоняет за самую популярную команду мира, способен расположить к себе практически каждого и абсолютно одинок в приятной открытой искренности на медийном поле. Если Шарль не сломается и не изменится, его популярность обречена на головокружительный взлет, ведь он самый живой во главе пелотона, а за таких парней хочется болеть.

Стратеги «Феррари» снова начудили. Идеально довели до подиума Феттеля, но уничтожили шансы на победу Леклера

Леклер легко укатал Феттеля в Бахрейне. У новичка «Феррари» особый пилотажный стиль

Новый босс ведет «Феррари» к пропасти: нелепо оправдывает провалы и поощряет безответственность

Молодая звезда «Феррари» показала свой повседневный суперкар. Мощностью 720 л.с

Фото: Gettyimages.ru/Clive Mason, Will Taylor-Medhurst; globallookpress.com/Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com; scuderiafans.com; instagram.com/charles_leclerc

Автор

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.